Пятница, 27 Апреля 2018, 06:42
Про Hockey
Статьи
Категории раздела
Матчи КХЛ [42]
Цифры и факты [73]
Трансферы [22]
Интервью [75]
Наш опрос
Какие матчи чемпионата КХЛ вам наиболее интересны?
Всего ответов: 8
Главная » Статьи » Интервью

20.04.11 Федор Канарейкин: "Опытный Билялетдинов, молодой Канарейкин... А мы с Билялетдиновым - одногодки!" ("www.hotice.ru")
Федор Канарейкин, приведший «Металлург» к чемпионству в 2007-м, полтора года 
без работы. Незадолго до того, как его фамилия оказалась в официальном списке
кандидатов на пост главного тренера СКА, Канарейкин говорил Hotice.ru о том,
почему отклонял поступавшие предложения, вспоминал увольнение из «Атланта» и
жонглировал фамилиями.


— Вас самого удивляет, что вы без работы полтора года?

— Когда человек обладает здоровьем, знаниями, опытом, регалиями — такому
человеку трудно сидеть без работы. Впрочем, я понимаю, что на рынке большая
конкуренция, очень много иностранных специалистов. Сейчас простаивает целый цех
добротных российских тренеров.

— Много было предложений за это время?

— Предложения-то были. Но тут такое дело: я высоко ценю себя как специалиста, я
многое доказал своей работой. И меня интересуют только серьезные целевые
предложения. Для меня очень важны задачи клуба. Когда клуб не ставит перед
собой никаких задач, это не для меня.

— «Амур» вроде бы на вас выходил.

— Я не хочу конкретизировать, ни к чему называть клубы. Тем более, не одно
предложение ведь было.

— С другой стороны, вы отказывались и продолжали оставаться без работы.

— Я стремлюсь и надеюсь получить работу в предстоящем сезоне. Я знаю, что буду
работать.

— Вы — дорогой тренер?

— Я нормальный тренер. Зарплата — это не первое, на что я обращаю внимание.
Самое главное, чтобы от работы, притязаний команды захватывало дух. Еще такой
момент: долгосрочный проект сейчас, конечно, никому не дадут. Но два года у
тренера должно быть.

— График у вас сейчас совершенно свободный. Чем занимали себя?

— Очень много бытовых и домашних дел, которые я забросил, пока тренировал. А
сплю столько же, сколько раньше спал.

— Василий Тихонов в прошлом сезоне работал вторым у Сумманена. Позвали бы вас
вторым тренером — пошли бы?

— Нет. Я много лет на тренерском рынке, поэтому не хотел бы сейчас
рассматривать такие варианты.

— Ваш уход из «Атланта» выглядел странно. Весной ушел гендиректор Вайсфельд, с
которым у вас были трения. А осенью вас самого уволили.

— Мне легче говорить о своей работе, не затрагивая других. В «Атланте» я провел
достаточно времени — два года. Достаточно потому, что это амбициозный клуб с
амбициозным руководством — отсюда частые смены тренерского корпуса. Был у нас
очень хороший сезон-2008/2009, в котором мы не доработали в плей-офф. У нас
тогда сломались два легионера — Булис и Юханссон, а Пирнес улетел домой по
семейным обстоятельствам. И получилось, что из четырех легионеров остался один
Эмери в воротах. А так сезон был хороший. Что касается того года, когда
произошла отставка, то в тот момент у команды были финансовые проблемы.
Произошло сокращение бюджета, у нас сменился состав. Ушли лидеры — Королюк,
Колесник, Пронин, Лещев. Мы вынуждены были набирать людей по тем средствам,
которые имели. Шли на одиннадцатом месте, сезон только начинался, и вообще,
если посмотреть, как начинают сезон клубы, которым сопутствует успех в плей-
офф, то можно подметить много интересного. Но руководство не было удовлетворено
таким стартом.

— Вы не сработались с гендиректором Веревко?

— Не могу сказать ничего по этому поводу. У меня не было с ним никаких проблем.

— Но ведь менеджер может защитить тренера, если сработался с ним.

— Не знаю, защищали меня или нет. Просто объявили, что мы расходимся. Я вижу
это так, что руководству не хватило терпения. Ранние отставки — это
бессмыслица. Со стороны это вообще часто смотрится очень комично: тренера могут
назначить, тут же уволить, а потом вернуть через месяц.

***

— Удивлены тем, что «Атлант» дошел до финала?

— Не удивлен. Команда начинала строиться не в этом году, прогрессируя в течение
многих лет. Уверенная игра в обороне — это и от Воробьева, и от меня. Сейчас
просто к этим наработкам, к созданному костяку добавились исполнители. Пришли
Иргл, Марек, Уппер, Левандовский, Петров, Мусатов — это люди, которые создают
платформу, фундамент команды, настоящие лидеры по духу, энергетике, мастерству.
Плюс к этому и Федорова подобрали, и Обшута, и Каблукова — хорошая селекционная
работа.

— Никто не мог сделать Мозякина кубковым игроком. У Ржиги получилось.

— Это и тренерская роль, безусловно. Вообще же Сергей — голеадор от Бога, он на
протяжении многих лет лидирует в списках снайперов регулярного чемпионата. Что
касается этого плей-офф, то здесь еще важна и сама среда приглашенных
мастеровитых, опытных игроков, которая сложилась вокруг Мозякина. Эти игроки
создали Мозякину хорошее поле для того, чтобы он утвердился как боец и в плей-
офф.

— Вам с Мозякиным трудно было?

— Почему трудно? Это игровик, профессионал. При этом приятно отметить, как в
последние годы он мужает.

— А с Эмери?

— Ему просто надо было показать, что такое хоккей в России, жизнь в России.
Характер — да, нелегкий у него. У хороших хоккеистов легких характеров не
бывает.

— На вас он не бросался?

— Нет. Мы вполне нормально общались с ним. И один на один беседы были.

— После разговора один на один с Вайсфельдом Эмери вышел и со всей силы врезал
рукой по шкафу.

— Ну, у него были такие порывы. Ударить в стену рукой, потом побраниться. Но
это просто выплески эмоций. В разговорах со мной он ничего такого себе не
позволял.

— А зачем он доктора начал бить?

— Ой, да уже обсосанная ситуация. У него не шла игра, я его поменял, и это его
расстроило, он очень недоволен был собой, мной, результатом. Доктор стал
надевать ему кепку, чтобы тот не простудился, а Эмери был на взводе. Вот и
получилось.

— Эмери уезжал в Америку бастовать: он подписывал контракт в рублях из расчета
23,5 рубля за доллар, а доллар стал стоить около 30 и получилось, что в
долларах он потерял.

— Была история, да. Команда получила несколько выходных, он улетел в Америку и
оттуда выдвинул свои финансовые требования. И как раз Вайсфельд с ним вступил в
переговоры и разруливал все это. Эмери был взят на позицию первого номера,
сыграл больше половины матчей. Конечно, это негативный момент, лишний стресс.
Такого не должно быть.


— Вы не хотели говорить о Вайсфельде, но тема ваших взаимоотношений все же
интересна. Фактически он вас пригласил в клуб.

— Да. То есть не он лично, а руководство, где он тогда был гендиректором. У нас
никогда не было хороших отношений, мы не дружили, просто работали в одной
организации. Когда два человека работают вместе, они ведь не обязаны быть
друзьями.

— Ладно бы он был бухгалтером, а вы хоккеистом. Но менеджер и тренер — это
вроде бы должна быть тесная связка.

— У нас не было никаких проблем, мы работали на результат. Мы шли на первом-
втором месте целый год.

— Когда гендиректором становится бывший директор дворца спорта, вас это
напрягает?

— Знаете, в России вообще часто так получается, что есть люди, которые не
совсем владеют темой. Они могут быть хорошими хозяйственниками, но не очень
разбираться в хоккее. Главное, чтобы люди были правильно расставлены и работали
на своих местах, добывая результат.

— Веревко с Мытищами дошел до финала.

— А кто сильнее «Атланта» был укомплектован на Западе? Вот видите, были все
предпосылки для того, чтобы выйти в финал. «Атлант» в этом сезоне хорошо
поработал, продолжив дело, начатое много лет назад.

***

— Тренером «Атланта» в этом сезоне работал Милош Ржига, с которым вы как-то раз
чуть не подрались под трибунами. Скажите, вы зачем его «чешской курвой» назвали?

— Нет, это не я его так назвал в том эпизоде. Это другой человек говорил. Суть
в том, что Ржига тогда сделал один жест в наш адрес. И хорошо, что для него все
так благополучно закончилось.

— Много есть коллег, которым вы руку не пожмете?

— Всем пожму. Ни с кем не воюю. У меня со всеми ровные отношения.

— К иностранным тренерам в России относятся терпеливее, чем к отечественным?

— Я сам работал с тремя иностранными тренерами — Вуйтеком, Кингом, Хейккиля, и
это было полезно для меня, очень хороший опыт. Но к иностранцам у нас
действительно намного терпеливее. Они нам кажутся сверкающими, блестящими на
фоне наших. Все говорят про какой-то результат, но о чем речь? Большинство
отечественных тренеров работают в клубах из нижней части таблицы. Нельзя
сравнивать возможности клуба с тремя мешками денег и клуба с кастрюлькой денег.

***

— В командах часто бывает, что люди друг друга не переваривают?

— Очень часто.

— Марек играл у вас в «Магнитке». Его как раз там все ненавидели.

— Самое главное — чтобы люди не переступали границы дозволенного в коллективе.

— Вы в курсе, что его там бить пытались?

— Конфликтные ситуации, повторю, бывают в каждой команде. В открытую никто
никого не бил, но единоборства на тренировках на грани возникали. Здесь
искусство тренера — сохранить в команде положительную энергетику. И потом надо
же, чтобы у тебя в команде все целы были.

— Пирнес вас в 2009-м сильно подвел: уехал перед плей-офф, и наигрывавшееся
первое звено без центра развалилось. Странная была ситуация.

— Это был удар по команде, да. Мы несколько раз беседовали, я его уговаривал,
указывал на контрактные обязательства — не действовало ничего. Я его даже
просил вот о чем: ты, мол, езжай, конечно, мы первый раунд без тебя сыграем
с «Трактором», а на второй, с «Магниткой», возвращайся. Но в итоге без толку,
так и не приехал.

— Не все понимают, почему вы и «Атлант» расстались с Прониным.

— Я создавал тогда ударную тройку. И одно сочетание попробовал, и другое, и с
ним в том числе. Тренерская прерогатива — кого и где использовать. Коля всегда
был востребован, был капитаном, у меня с ним не было никаких проблем.
Просто «Атлант», наверное, не мог дать ему того контракта, какого он хотел.

***

— После ухода Вайсфельда в «Атланте» переговорами занимались вы?

— Да.

— Но это же не тренерская работа. «Атлант» вроде бы с Брембергом тогда подписал
контракт, потом расторг и был вынужден заплатить компенсацию.

— Я не занимался деньгами, я занимался только переговорами. Я — человек льда, а
не бумаг.

— В «Спорт-Экспрессе», помнится, было интервью с вами на первой полосе. И с
аршинным заголовком: «Леонид Канарейкин».

— Да, нормальная такая была газета. Не сохранил, правда. Вообще периодически
путают, Леонидом в прессе называют.

— Вы — единственный чемпион России, имя которого так часто путают.

— Это еще что! Однажды была серия с «Ак Барсом». И вот пишут: мол,
противостоять опытному Билялетдинову будет молодой Канарейкин. А мы с
Билялетдиновым — одногодки!

Алексей ШЕВЧЕНКО, Александр ЛЮТИКОВ

Категория: Интервью | Добавил: kospan4ik (20 Апреля 2011)
Просмотров: 214 | Рейтинг: 5.0/1
Форма входа
Поиск
Статистика

Pavlov Konstantin © 2018
Про Hockey